В Городской гинекологической больнице Минска за 2021-й пролечены 8 006 пациентов и 1 090 — с COVID-19

0 11


			В Городской гинекологической больнице Минска за 2021-й пролечены 8 006 пациентов и 1 090 — с COVID-19
В операционной во время иссечения несостоятельного рубца на матке лапароскопическим доступом. Фото Татьяны Столяровой, «МВ».

В Городской гинекологической больнице Минска за 2021-й пролечены 8 006 пациентов и 1 090 — с COVID-19

С начала пандемии учреждение неоднократно становилось инфекционным стационаром. И минувший год не был исключением. Тем не менее удалось увеличить количество хирургических вмешательств. Так, оперативная активность выросла до 81,3 % (в 2020-м составляла 76,8 %). Всего провели 12 514 операций — хирургическое лечение получили почти 6 850 пациенток. Причем важно отметить, что примерно 67 % вмешательств выполнены лапароскопическим доступом. Подробнее о вкладе в борьбу с пандемией и применяемых технологиях в интервью корреспонденту «Медвестника» рассказал главный врач Александр Бич.

 

«Снова стать инфекционным стационаром готовы на 100 %»

 

Александр Ильич, если говорить в целом о показателях работы за 2021 год, как на них повлияла пандемия COVID-19?

 

На 2,5 месяца в минувшем году мы становились инфекционным стационаром. Поэтому планы, поставленные на 2021-й, по объему госпитализаций, работы по внебюджетной деятельности не удалось реализовать в полной мере. Например, этот показатель по гинекологическому профилю составил 97,7 %. В то же время по пролеченным пациентам с коронавирусной инфекцией план выполнен на 127,6 %.

 

С одной стороны, мы понимаем, что наша основная функция — поправлять репродуктивное здоровье женщин, насколько возможно способствовать повышению рождаемости. С другой — нужно помочь коллегам в борьбе с коронавирусной инфекцией. И я считаю, что мы стали хорошим подспорьем многопрофильным стационарам города в оказании медпомощи таким пациентам.

 


			В Городской гинекологической больнице Минска за 2021-й пролечены 8 006 пациентов и 1 090 — с COVID-19
Александр Бич, главный врач Городской гинекологической больницы Минска.

 

Понятно, что для вашего учреждения работа в новых условия оказалась чем-то непривычным. Как начинали включаться в борьбу с коронавирусной инфекцией?

 

Естественно, все находились в некотором недоумении. Хотя, признаюсь, надеялись, что специалистов гинекологического профиля не будут привлекать к лечению COVID-19. Хорошо, что быстро вышел временный протокол по ведению таких пациентов, поэтому алгоритм был известен.

 

За 10–12 дней нам предстояло решить главную задачу: как превратить учреждение в инфекционный стационар? Обратились к коллегам из инфекционной больницы. И я благодарен им за то, что не отказали тогда в помощи. Осмотрев нашу базу, специалисты вынесли вердикт: здание идеально подходит для переоборудования в инфекционный стационар. Оказалось, на каждом этаже у нас есть помещения, в которых можно было сделать однонаправленный шлюз без глобальных переделок. За время борьбы с COVID-19 мы пользовались только 2 перегородками. Они были установлены на первом этаже, чтобы «отсечь» рентгенологическое отделение и лабораторию.

 

И еще хочу отметить, что у нас во все волны пандемии было все необходимое для лечения пациентов — начиная от СИЗ и заканчивая запасами кислорода.

 

С каким настроением коллектив вошел в этот этап?

 

Сказать, что люди были в шоке, — ничего не сказать. Пугала прежде всего неизвестность. Когда закрывались впервые, одномоментно уволились около 30 сотрудников. В основном, конечно, пенсионного возраста. Но были и молодые медсестры.

 

Тогда мы 10–12 дней работали на прием пациентов с коронавирусной инфекцией, а потом нас перевели на долечивание. Спустя несколько месяцев люди начали возвращаться. Со временем многим стало понятно, с чем приходится иметь дело. И в последующие закрытия работа коллектива у нас в больнице была слаженная, организованная. Все знали свои функциональные обязанности и выполняли их беспрекословно.

 

Помню, поначалу трудно было выучить новые названия лекарственных препаратов, потому что мы их никогда не использовали в своей практической деятельности. А потом этот и все остальные аспекты наступившей реальности стали обыденностью. Так что если сейчас нам скажут снова стать инфекционным стационаром, мы готовы на 100 %.

 

Но сегодня проблема заключается в том, что ежедневно выявляем пациенток с COVID-19. Хотя поступают они к нам с отрицательным результатом ПЦР-теста. Через 2 дня начинает подниматься температура. Чаще всего это совпадает с датой манипуляции или операции. Мы подозреваем, что это реакция организма на выполненное вмешательство. Но получаем положительный тест на антиген вируса SARS-CoV-2. В таких случаях переводим пациенток в 6-ю ГКБ Минска. Однако, замечу, вероятность заражения в больнице исключена. В каждом отделении у нас есть палаты боксированного типа, куда помещаем температурящих, чтобы минимизировать их контакт с другими пациентками.

 

Шанс на материнство

 

Отойдя от нюансов пандемии, поговорим о профильной работе учреждения. Какова структура гинекологической заболеваемости на сегодня?

 

Этот вопрос мы изучаем ежегодно. На первом месте, естественно, стоят доброкачественные опухоли матки и яичников. Практически 25–30 % от объема всей нашей работы. Немаловажную роль играют угрожающие выкидыши — они занимают второе место в структуре. С угрозой прерывания беременности в наш стационар госпитализируются пациентки до 22 недель срока, то есть до периода преждевременных родов.

 

Затем следуют аборты и неразвивающаяся беременность. Последняя представляет на сегодня серьезную проблему, требующую серьезного решения. Существует много вопросов о природе неразвивающейся беременности, ответы на которые помогут женщинам выполнять свою генеративную функцию.

 

Воспалительные заболевания женских половых органов сейчас успешно лечат в амбулаторно-поликлинических учреждениях. Встречаются гнойные процессы придатков, органов брюшной полости, связанные с гинекологической патологией. Но подобных случаев немного. Выявляем злокачественные новообразования. Печально, когда это происходит уже на 3–4-й стадиях процесса.

 

Можно ли сказать, что гинекологическая патология, как, скажем, кардиологическая, молодеет?

 

В целом нельзя сделать такой вывод. Для каждой возрастной группы характерны свои заболевания.

 

К примеру, для женщин репродуктивного возраста основная проблема — это бесплодие, эндометриоз. Но точно молодеют злокачественные новообразования. Прежде всего рак молочной железы, шейки матки, яичников, тела матки.

 

В числе первых в структуре заболеваемости вы упомянули невынашивание беременности. Каковы причины этого патологического состояния? Появились ли в практике учреждения новые методы оказания медпомощи таким пациенткам?

 

На самом деле может произойти спонтанный выкидыш, объяснение которому никто не найдет. И причин для этого будет много — как внешних, так и со стороны женского организма. Надо понимать только одну вещь: когда запускается процесс прерывания беременности, его ничего уже не остановит.

 

Тактика оказания помощи таким пациенткам едина и прописана в клинических протоколах. Необходимо диагностировать наличие ИППП у женщины и ее партнера. Еще одним фактором может стать хронический эндометрит, который мы можем предположить иногда по клиническим признакам. К счастью, сегодня есть методики, помогающие его выявлять. Такими, в частности, располагает Городское клиническое патологоанатомическое бюро.

 

Если вторая и третья попытки выносить беременность оказываются неудачными, вполне вероятно, это связано с генетическими изменениями или нарушением свертывающей системы крови. Кстати, в нашей практике есть успешные примеры лечения антифосфолипидного синдрома, в результате женщины получили возможность выносить беременность.

 

Становится досадно, когда к нам приходят на прерывание беременности, особенно первой. Конечно, по сравнению с картиной 10–20-летней давности количество искусственных абортов в нашем стационаре в разы уменьшилось. Проблема заключается в том, что после прерывания первой беременности у женщин не только возникает гормональная буря в организме, но и происходит травма шейки матки. И особенно того участка, который удерживает мышечный жом, что не позволяет беременности прерваться. В таком случае мы говорим об истмико-цервикальной недостаточности.

 

Именно это понятие подвигло нас на внедрение нового метода лечения невынашивания беременности. В 2021 году впервые в республике мы начали выполнять лапароскопический серкляж. Сам метод существует давно и стандартно выполняется через влагалище. В ходе таких операций на шейку матки пациентки накладывается круговой подслизистый шов. С прошлого года мы лапароскопическим доступом укрепляем внутренний зев шейки матки специальной нерассасывающейся лентой. Причем данную технологию используем как у женщин, которые только готовятся стать мамами, так и у беременных. Всего за 2021-й было выполнено 9 таких операций.

 

В конце прошлого года наши сотрудники принимали участие в 15-м Международном конгрессе по репродуктивной медицине, где был представлен облегченный вариант лапароскопического серкляжа. Думаю, в нынешнем продолжим внедрять его в практику.

 

На базе больницы работает Городской центр по лечению эндометриоза. Что можете сказать сегодня о его возможностях?

 

Эндометриоз является довольно распространенным заболеванием. Пока, не имея единого регистра, мы можем говорить лишь о примерных цифрах.

 

Полагаем, что на сегодня до 15 % женщин имеют ту или иную форму эндометриоза.

 

Мало того, что он вызывает дискомфорт в виде болевого синдрома, но также является причиной бесплодия. Особую проблему составляют тяжелые формы — так называемый инфильтративный эндометриоз, который «прорастает» в смежные органы (мочевой пузырь, сигмовидную кишку, мочеточник). Мы понимали, что в монопрофильной больнице из-за отсутствия смежных специалистов выполнять сложные операции невозможно. 

 

Помимо того что с созданием центра у нас в штате появился хирург, серьезную помощь оказывают сотрудники кафедры урологии БелМАПО. Операции проводятся лапароскопическим доступом. Перед этим обследуем мочевыводящую систему и ЖКТ пациенток. Удаляем эндометриоидные кисты яичников, иссекаем пораженные крестцово-маточные связки. Одновременно можем выполнять несколько вмешательств. Если есть инфильтрация прорастания всех стенок толстой кишки, то иссекаем этот участок с наложением анастомоза.

 

Был у нас в практике случай, когда пациентке пришлось удалить почти треть мочевого пузыря из-за тяжелого поражения, а затем восстановить его целостность. Если поражается мочеточник, то при возможности выполняется операция УНЦА (уретеронеоцистоанастомоз), когда его свободный участок пересаживается в мочевой пузырь. На самом деле операции уникальные, кропотливые и длительные. В среднем за год выполняем по 5–6 таких вмешательств.

 

Должен сказать, что у нас уже есть пациентки, которые смогли забеременеть после проведенного хирургического лечения. Некоторые сейчас готовятся к естественному зачатию, другие — к выполнению ВРТ. Но самое главное, что раньше из-за патологии у них вообще не было шансов стать мамами.

 

Кстати, постепенно центр негласно приобрел статус республиканского. Многие операции при эндометриозе мы единственные выполняем в стране. Поэтому к нам за высококвалифицированной медпомощью приезжают женщины из регионов.

 

Больница славится выполнением уникальных операций, которые практикуются во всем мире. Что из сложных и высокотехнологичных вмешательств особенно могли бы отметить?

 

Мы единственные в республике проводим лапароскопические операции с однопортовым доступом. Несколько лет назад представили на конкурсе «100 идей для Беларуси» 2 проекта. Один был посвящен применению лапароскопической 3D-стойки, а второй — однопортовому доступу. Оба проекта победили. Благодаря поддержке Мингорисполкома смогли их осуществить.

 

Начинали работать на придатках — маточных трубах, яичниках, крестцово-маточных связках. Потом перешли на удаление фиброматозных узлов и на удаление матки по показаниям.

 

С помощью данного доступа одновременно выполняем операции на женских половых органах и холецистэктомию, герниопластику, аппендэктомию. Это так называемые симультанные операции. За прошлый год выполнили 6 холецистэктомий, 3 аппендэктомии и 3 герниопластики.

 

Кроме того, широко используем эндоскопические методы у пациенток с опущением половых органов разной степени. В некоторых случаях это состояние может быть сопряжено с миомой матки. Тогда выполняем пластические операции на влагалище с лапароскопическим ассистируемым удалением матки.

 

Первыми в республике начали проводить пластику несостоятельного рубца на матке после кесарева сечения. Лапароскопически иссекаем грыжу в области рубца и заново ушиваем матку. Тем самым даем женщине возможность еще родить, хотя бы с помощью кесарева сечения. И некоторые наши пациентки уже смогли забеременеть после хирургического вмешательства.

 

В плане хирургического лечения какие задачи поставили на этот год?

 

Планируем заняться бариатрической хирургией. В нашей практике нередко встречаются пациентки с ИМТ больше 30. У них отмечаются гиперпластические изменения эндометрия, связанные с метаболическим синдромом, кисты, нарушения менструальной функции. Эти женщины страдают бесплодием, и бариатрическая хирургия должна стать для них шансом на материнство. Данные операции планируем выполнять вместе с гинекологическими в тесном сотрудничестве с эндокринологами и репродуктологами.

 


			В Городской гинекологической больнице Минска за 2021-й пролечены 8 006 пациентов и 1 090 — с COVID-19
Заведующая отделением УЗ-диагностики Инесса Турок проводит УЗИ органов малого таза (подозрение на опухоль яичника).

 

Фото Татьяны Столяровой, «МВ», и из архива редакции.

Источник: medvestnik.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.