Воздействие некоторых противоэпидемических мер может пагубно сказаться на будущем подрастающего поколения

0 10


			Воздействие некоторых противоэпидемических мер может пагубно сказаться на будущем подрастающего поколения
Фото носит иллюстративный характер. Из открытых источников.

Воздействие некоторых противоэпидемических мер может пагубно сказаться на будущем подрастающего поколения

Косвенные последствия пандемии для детей и подростков могут быть не менее значительными, чем последствия заражения коронавирусом, считают мировые эксперты. Воздействие некоторых противоэпидемических мер весьма пагубно сказывается на благополучии и будущем подрастающего поколения. Эту важную проблему поднимает The Guardian.

 

Надломленное детство…

 

Еще в конце 2020 года Детский фонд ООН (UNICEF) высказывал серьезную озабоченность возможностью появления «потерянного поколения» — из-за «долгосрочного воздействия» пандемии на образование и психическое здоровье детей, создающего угрозу для их будущего. Врачи бьют тревогу: пребывание дома, отсутствие общения со сверстниками, нарушение привычного, рутинного образа жизни весьма плохо сказываются на формирующейся психике, грозя обернуться катастрофой.

 

В обзоре исследований, выполненном Детским научно-исследовательским институтом Мердока (Австралия) под руководством профессора Шарон Голдфельд, говорится, что уже сейчас необходимо разработать меры по устранению ущерба, нанесенного пандемией здоровью и психическому благополучию детей.

 

По словам педиатра, дети столкнулись с «переломом, определяющим будущее целого поколения», когда ограничительные мероприятия в сфере общественного здравоохранения, такие как онлайн-обучение, социальное дистанцирование, сокращение доступа к медицинскому обслуживанию, увеличение времени, проведенного за экранами телевизоров, компьютеров и электронных гаджетов (согласно исследованиям, в пандемию в среднем на 3,2 часа в день больше!) при уменьшении возможностей участия в массовых видах спорта и играх на улице — неминуемо приведут к печальным последствиям.

 

Шарон Голдфельд:

 

Меры общественного здравоохранения привели к положительным результатам для одних, для других же обернулись негативной стороной. Те дети и подростки, условия жизни которых и до пандемии можно было отнести к неблагоприятным, пострадали особенно сильно, и это только увеличит неравенство в личностном развитии.

 

Множество других исследований показали, что некоторые дети и подростки, как инфицированные SARS-CoV-2, так и не болевшие COVID-19, испытывают психические расстройства, например, трудности со сном, ночные кошмары и отстраненность от друзей и сверстников.

 

Первый школьный локдаун в Великобритании завершился в июле 2020 года, по его результатам было проведено несколько исследований. Согласно данным организации Mental Health Foundation, заболеваемость психическими расстройствами среди школьников достигла к этому моменту 16 %. Оценки Имперского колледжа Лондона и Оксфордского университета показали, что среди детей в возрасте 4–16 лет 30 % опасались заразиться коронавирусом, 30 % тяжело переживали закрытие школ, 16 % боялись выйти из дома.

 

Негосударственная служба помощи детям и подросткам Великобритании Childline отмечала в период действия ограничений рост обращений по поводу проблем с психическим здоровьем детей младше 11 лет в 37 %. Установлено, что дети в возрасте от 5 до 11 лет начали чаще выражать негативные эмоции именно после закрытия школ — неадекватно и асоциально себя вели и испытывали явные психоэмоциональные проблемы.

 

Согласно данным сотрудников медицинского факультета Северо-Восточного университета штата Иллинойс в Чикаго, до закрытия школ в США в марте 2020 года на чувство одиночества жаловались 3,6 % детей, раздражительность и гнев испытывали 4,2 %, а после выхода из локдауна — уже 31,9 % и 23,9 % соответственно.

 

В Канаде метаанализ на основе 29 исследований среди более 80 тысяч детей и подростков продемонстрировал, что распространенность депрессии и беспокойства в первый год пандемии возросла в 2 раза: с 12,9 % и 11,6 % в 2019-м до 25,2 % и 20,5 % в 2020-м соответственно.

 

Специализированная сомнологическая клиника Лондона во время первого локдауна в Великобритании отмечала значительный рост числа обращений по поводу расстройств сна у детей от 5 до 13 лет — на 30 % больше, чем в 2019 году.

 

«Дети и подростки подвержены повышенному риску возникновения нарушений сна и психического здоровья. Молодые люди с уже существующими психопатологиями (включая тревогу и депрессию) и проблемами нейроразвития (синдром дефицита внимания/гиперактивности, расстройства аутистического спектра) особенно уязвимы к нарушениям сна в период перемен и неопределенности», — пишет Journal of Child Psychology and Psychiatry. На детей в целом очень плохо влияет изменение распорядка дня. В исследовании, проведенном в педиатрической клинике Восточного Онтарио (Канада), было подсчитано, что сокращение времени сна на один час влечет повышение уровня депрессии и тревожности на 1,7 %, мыслительных расстройств — на 1,3 %, замкнутости и отстраненности — на 1,1 %.

 

…и закрытый внутренний мир

 

Обзор, опубликованный в «Медицинском журнале Австралии» (MJA), включает результаты опроса, проведенного Королевской детской больницей, согласно которым треть (36 %) австралийских родителей считают, что пандемия негативно повлияла на психическое здоровье их ребенка, а 31 % и вовсе признались, что откладывали или избегали оказания медицинской помощи заболевшему или травмированному ребенку из-за опасений подхватить коронавирус.

 

В обзоре также приводятся данные детского телефона доверия и педиатрических отделений неотложной помощи, которые свидетельствуют о стремительном росте числа случаев психических расстройств и даже членовредительства. Николас Вуд, педиатр из детской больницы Уэстмида, слышал от маленьких пациентов слишком много признаний о том, что они не хотят выходить из дома, потому что им очень тревожно и они беспокоятся о ковиде.

 

Шарон Голдфельд:

 

Я думаю, что необходимо приложить определенные усилия для реализации программ по повышению психологической устойчивости детей, например, с помощью школы. В нашем обществе всегда существовала проблема доступа к службам поддержки психического здоровья, ведь и до пандемии не так просто было направить детей к психологу или психиатру. Сейчас же мы должны думать о доступности и расширении этих и других услуг, в которых дети, как показывает практика, очень нуждаются и которые понадобятся им и после завершения пандемии».

 

Из 5 000 опрошенных учителей, сообщается в обзоре MJA, только 35 % сообщили, что их ученики эффективно учатся на обычных уроках, а во время дистанционного обучения разрыв в успеваемости между благополучными и неблагополучными учениками растет в 3 раза быстрее. По словам профессора Голдфельд, некоторые семьи не располагают ресурсами и временем, необходимыми для оказания поддержки своим детям в условиях онлайн-образования.

 

Шарон Голдфельд:

 

Трудно предсказать, сколько времени потребуется тем, кто недобрал знания, чтобы наверстать упущенное, но стратегии по выявлению отстающих и целевые долгосрочные меры поддержки обучающихся со сложным социально-экономическим положением, безусловно, будут иметь решающее значение.

 

Шарон Голдфельд также отмечает, что даже такие сферы, как питание детей и особенно вопросы безопасного пребывания дома, пострадали из-за снижения доходов семей и потери родителями работы, а также из-за проблем с психическим здоровьем взрослых на фоне постоянного стресса. «Потеря работы и сокращение доходов — известные факторы риска жесткого воспитания и жестокого обращения с детьми», — подчеркивает профессор Голдфельд.

 

В отчете специалистов Службы общественного здравоохранения США, опубликованном PubMed Central, о преодолении последствий закрытия школ из-за COVID-19 для физического и психического здоровья детей отмечается, что «во время закрытия школ в связи с COVID-19 значительно возрос уровень домашнего насилия, жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них. В этот напряженный период дети почти все время находятся дома со своими основными опекунами.

 

В дополнение к многочисленным стрессам, включающим утрату контроля, отсутствие гарантий занятости и потерю работы, школы просят родителей взять на себя роль педагогов и преподавателей. Учитывая меры социального дистанцирования, родители не могут разделить свои обязанности по воспитанию детей с теми, на кого они раньше полагались, — учителями, воспитателями детских садов, родственниками и нянями. Одновременно лица, обязанные сообщать о нарушениях (тот же школьный персонал), не в состоянии выявлять и заявлять о случаях и признаках жестокого обращения либо пренебрежения родительскими обязанностями.

 

Закрытие школ изменило жизнь детей и семей, а педагоги вынуждены решать, как обеспечить дистанционное обучение. Не следует забывать о том, что школы также являются важным источником неакадемической поддержки, оказывая помощь в области здравоохранения и психического здоровья, заботясь о питании и вмешиваясь в случаях жестокого обращения. Длительное закрытие школ — одно из самых разрушительных последствий в эпоху COVID-19».

 

Запущенные факторами стресса психические расстройства у детей и подростков демонстрируют тенденцию к продолжительному существованию, напоминают психологи. Они не исчезнут сами собой, едва закончится пандемия. Во всяком случае будут иметь отложенные последствия. Типичному «пандемийному» ребенку, склонному к затворничеству, недоверию к другим людям, конфликтному поведению, не умеющему выстраивать разносторонние коммуникации, будет непросто получить полноценное образование или состояться в той или иной профессии.

 

Среди мер, предложенных авторами обзора для исправления ситуации, — необходимость срочного выявления детей, нуждающихся в дополнительном внимании, целевое применение программ вмешательства и оказания помощи, увеличение инвестиций в здоровье, а также благополучное возвращение детей в школы и проведение скрининга их психического состояния.

 

Источник: medvestnik.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.