«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко

0 9

«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко

Актриса Молодежного театра Наталья Онищенко никогда не бывает полностью довольна собой на сцене, но при этом, по ее утверждению, постоянно испытывает радость. Секретами своего профессионального успеха она поделилась с корреспондентом газеты «Вечерний Минск».

Н. Онищенко — заслуженная артистка Республики Беларусь, любимица посетителей Молодежного театра, в котором работает последние 20 лет. В месяц играет около дюжины спектаклей, диапазон ролей большой, характеры объемные. Об этом можно судить по набранному Онищенко репертуару: от Шекспира до Островского, от Миллера до Шмитта, от Гуркина до Ворожбит.

«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко
«Английская рулетка»

Умудренная жизнью страдающая мать семейства в «Детях Ванюшина»; красивая гордая вдова с сердцем, полным страстей, в «Козьем острове»; современная баба из тех, на которых держится земля, в «Саша, вынеси мусор»; буффонадная плутоватая кухарка в «Сыграем в дружную семью».

Н. Онищенко — актриса ансамблевая. Не тянет одеяло на себя — не переключает все внимание публики на собственную персону. Нет, актриса берет другим. Ей удается быть разной, непохожей, порой непостижимой. Так, в мелодраме «Дорогая Памела» многие зрители просто не узнают актрису. Интеллигентная бомжиха Памела Кронки в исполнении Н. Онищенко — это сфинкс, неземное существо безмерной, бездонной доброты.

Накопить пуд добра

— Наталья, вы играете Памелу Кронки умно, тонко, с юмором. Где нашли эти краски?

— Спектакль «Дорогая Памела» поставил литовский режиссер Альгирдас Латенас. Репетиционный процесс вспоминаю как некое чудо. Не могу сказать, что режиссер много говорил, не могу сказать, что он молчал. Латенас шаманил. От него шла такая «химия», что краски, о которых вы спрашиваете, возникали сами собой. Всем своим существом я почувствовала атмосферу, в которой живет эта одинокая женщина, благодарная любому, кто с ней соприкасается. Талант ее — видеть только светлую часть человека. Наш мир сейчас настолько изменился, что мудрая Памела кажется безумной. Между людьми исчезло доверие. Доброта и доверие — основы бытия, и Памела возвращает нас к основам.

«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко
«Старая волшебная сказка»

— У вашей героини нет возраста. Между тем возраст определяет такая вещь, как количество желаний. На сколько желаний чувствует себя Наталья Онищенко?

— О! Желаний много. Видимо, я еще молода (смеется). Чего желаю? Здоровья своим близким, а себе — хорошей работы в театре.

— А почему не в кино? Вы играли в сериалах «Клубничный рай», «Кружева», «Яблочный спас». Последние два года вас нет на экране. Не зовут?

— Зовут, однако… Тут прибежать — отыграть, там прибежать — отсняться… Театр для меня — главное. Работать параллельно, в полноги, в театре и кино лично у меня не получается. Я максималист. И потом… Принципиально не хочу сниматься в абсолютно дурацких комедиях, в выморочной фантастике. А вот если бы кинематограф предложил такую роль, даже эпизодическую, которой было бы что сказать людям, я бы согласилась.

— Например?

— Моя Саня в спектакле «Саня, Ваня, с ними Римас» по пьесе Владимира Гуркина любит мужа Ваню, провожает его на войну, а потом узнает, что муж погиб. Как жить? Рядом любящий мужчина — очень хороший Римас. И снова: как жить? И как быть с Ваней, когда — вот счастье! — он возвращается с войны? Какой клубок страстей и клубок любовей! Играть Гуркина непросто, нужно очень много накопить в своей душе. И прежде всего пуд добра. Еще когда шли репетиции, мы, актеры, садились в кружок и говорили, как жили и как любили те, кто пережил войну, наши бабушки и дедушки, приносили в театр фотоснимки тех лет из семейных альбомов. И эту атмосферу нам помогла создать режиссер-постановщик спектакля Татьяна Аксенкина. О такой роли, как Саня, я всегда мечтаю. Чтобы смех и слезы. Чтобы мурашки.

«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко
«Дорогая Памела»

Не хочу легкой игры

— Согласны ли вы с тем, что театральному актеру кроме таланта нужны только три качества: слушать режиссера, думать над своим персонажем и любить партнера?

— Все три качества правильные, но они полностью покрываются четверым — это работоспособность.

— Спорите с режиссерами?

Делала это раньше. После окончания вуза — Ярославского театрального училища при Российском государственном академическом театре драмы имени Федора Волкова — пыталась отстаивать свою точку зрения на роль, на концепцию спектакля, и ни к чему хорошему это не приводило. Более того, теряла время, теряла годы. Поэтому сегодня у меня отношение к режиссеру одно — я его люблю.

— Что вы делаете, чтобы включить зал и пригласить зрителя сопереживать своим героиням?

— Специально? Ничего. Театр — это ведь не стены, это дух, тонкие материи. Если сегодня вечером Бог дает нам возможность создать атмосферу — спектакль удается. Если актер испытывает на сцене настоящие чувства — зритель их тоже испытает. Конечно, актеру перед выходом на сцену нужно повторить текст, размять тело. Но… К спектаклю, равно как к исповеди, никогда не бываешь полностью готовой. Поверьте.

«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко
«Саша, вынеси мусор»

— Даже не буду задавать вопрос, кто ваш самый строгий критик. Вы сами.

— Ненавижу на сцене приблизительность, это меня ранит. Чувствую, как должно быть в идеале, стремлюсь к нему. У нас четвертый сезон идет постановка «Английская рулетка» по пьесе Эрика Элиса и Роджера Рииса Double Double, у меня хорошая роль — непростая дама, персонаж, у которого двойное, а может, и тройное дно. И за все время я только два раза была довольна спектаклем. Самоедствую.

— Может, дело в том, что ваша человеческая сущность оказалась в противоречии с сущностью дамы из пьесы?

— Нет-нет. На сцену выходит не Наталья Онищенко, выходит персонаж, то есть совершенно отличный от меня человек. Это уже профессиональное, и никаких внутренних противоречий здесь искать не нужно.

— Вот вы сказали про самоедство. Оно мешает?

— Перед выходом на сцену я самый настоящий трус. Жутко страшно. И не потому, что опасаюсь неуспеха. Никогда не хотела и не хочу легкой игры. А страшно мне, наверное, оттого, что боюсь не оправдать надежду зрителей на хороший спектакль. Но тут есть одна тонкость. Если полностью подавить волнение, то можно провалить роль. Точно знаю: если перед «Двоеженцем» по Генри Миллеру меня не трясет — ничего путного не сыграю!

«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко
«Сыграем в дружную семью»

И душа будет в целости

— Злые языки говорят, что в профессии артиста нет ничего святого. В последние десятилетия актеры все чаще стали приходить к вере. Знаю, что вы человек воцерковленный. Когда решили креститься?

— Я крестилась вместе с сыном. Мне было тогда 26 лет. Совершенно осознанное действие. В стране шла перестройка, нас наконец начали пускать в церковь и не преследовать за веру.

— Все-таки грешно ли быть актрисой? Почти каждый вечер вы на сцене надеваете на себя чужую личину.

— У меня нередко спрашивают про этот «грех» и добавляют: в иные времена актрис даже хоронили за пределами кладбища. Играть на сцене грешно? Но тогда скажите, откуда у меня в сердце такая радость? Радость от улыбок и добрых слов моих родных, от высокого синего неба в морозный день, от шелеста страниц новой пьесы, которую мы берем в репетицию? Один из синонимов слова «театр» — «храм искусства». Актеры должны служить в театре и служить театру, тогда и душа будет в целости.

— У кого, как не у вас, спросить: в чем ценность присутствия на этой грешной земле? Уж простите за высокопарный слог.

— Мне кажется, знаю ответ для женщин. Ценность — быть матерью. Я не сразу пришла к такому убеждению и сейчас корю себя за то, что в молодости чаще думала, как отдавать себя сцене, а не семье, что могла играть спектакль, когда дома лежал ребенок с высокой температурой. Да, было… Недавно сказала своей приятельнице: «Господи, какая радость, что любимая работа не становится поперек семьи». А ведь это от нас самих зависит. Семья по-православному — когда мужчина и женщина врастают друг в друга. Они набираются терпения — и растут, растут вместе. Воистину: мы не стареем, мы развиваемся.

«Чтобы смех и слезы, чтобы мурашки». О какой роли мечтает актриса Наталья Онищенко
«Старая волшебная сказка»

P.S. На ТВ есть популярная телепередача-интервью «Линия жизни». Когда я попросила Н. Онищенко нарисовать линию ее жизни, она задумалась и сказала, что это невозможно. Одни стежки, углы, зигзаги. Родилась в Германии (папа военный). Когда девочке было 2 года, семья приехала в Минск, жили в Чижовке. Судьба забросила в Комсомольск-на-Амуре. Из него — в Ярославль. В конце 1990-х актриса уже с собственной семьей вернулась в Беларусь. Менялись времена, менялись театры — русские, белорусские, украинские. Наталья прошла все актерские галеры по полной программе, а после рождения дочери вообще решила завязать с профессией — потеряла веру в свои способности. Бог помог. В Молодежном театре неожиданно предложили роль Фелицаты Антоновны в пьесе Александра Островского «Поздняя любовь». Осталась в Молодежном.

Линия жизни Н. Онищенко — это постоянное движение, неуспокоенность, поиск. Траектория движения птицы.

Справочно

В феврале Н. Онищенко занята в спектаклях: «Английская рулетка» (4), «Дети Ванюшина» (6), «Последняя жертва» (11), «Сыграем в дружную семью» (16), «Дорогая Памела» (18), «Саня, Ваня, с ними Римас» (20), «Тетки» (23), «Козий остров» (25), «Старая волшебная сказка» (26), «Двоеженец» (27).

Фото из личного архива Натальи Онищенко и с сайта bgmteatr.by

Смотрите также:

 

Источник: minsknews.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.